Анализ стихотворения А. С. Пушкина “Пророк”

Пророк Духовной жаждою томим, В пустыне мрачной я влачился, – И шестикрылый серафим На перепутье мне явился. Перстами легкими как сон Моих зениц коснулся он. Отверзлись вещие зеницы, Как у испуганной орлицы. Моих ушей коснулся он, – И их наполнил шум и звон: И внял я неба содроганье, И горний ангелов полет, И гад морских подводный ход, И дольней лозы прозябанье. И он к устам моим приник, И вырвал грешный мой язык, И празднословный и лукавый, И жало мудрыя змеи В уста замершие мои Вложил десницею кровавой. И он мне грудь рассек мечом, И сердце трепетное вынул, И угль, пылающий огнем, Во грудь отверстую водвинул. Как труп в пустыне я лежал, И бога глас ко мне воззвал: “Восстань, пророк, и виждь, и внемли, Исполнись волею моей И, обходя моря и земли, Глаголом жги сердца людей”.

А. С. Пушкин не раз обращался к теме назначения поэта на земле. В этом стихотворении он довольно дерзко проводит границу между поэтом и обычными людьми – между пророком, одаренным божьим даром и остальными. Жанр стихотворения “Пророк” – ода. Такой выбор жанра связан с важностью, тржественностью идеи о том, что поэт исполняет волю Бога. Стихотворение не разбито на строфы. Его сюжет развивается очень динамично, я, как я думаю, с этим и связано подобное построение. Для чего же используются в оде “Пророк” средства художественной выразительности? Например, в тексте много антитез. Противопоставления “горний ангелов полет”, “гад морских подводный ход”, “неба содроганье” вводятся в стихотворение для того, чтобы показать, что пророк видит и слышит все. А такая антитеза как “грешный мой язы, и празднословный, и лукавый” и “жало мудрыя змеи” подчеркивает отличие пророка от обычных людей. Стоит отметить выбор лексики – в стихотворении используются архаизмы и славянизмы: “горний”, “мудрыя”, “виждь”, придающие речи пафосность. Это свойственно для жанра оды.

Анализ стихотворения А. С. Пушкина “Пророк”