Анализ стихотворения Есенина “Синий туман. Снеговое раздолье

Будучи возвышенным романтиком и мечтателем, как и любой поэт, в творчестве, С. А. Есенин одновременно являлся жестоким реалистом в восприятии жизни. Писатель смотрел на реальную действительность как на хронологически жестко ограниченный отрезок. Всю свою сознательную творческую жизнь поэт вольно или невольно стремился расширить корот­кие границы бытия в этом мире, несмотря на то, что извест­ный латинский афоризм “Memento mоrе” (“Помни о смерти”) можно считать удачным эпиграфом к большинству есенин­ских стихотворений. В целом ряде произведений временной конечности, циклической завершенности противопоставлена бесконечность пространственная.

Так, например, стихотворе­ние “Синий туман. Снеговое раздолье…” открывается безмя­тежной картиной спящей зимней природы. Пронзительная грусть воспоминаний сочетается в душе лирического героя с радостью возвращения к родному дому, к истокам. Его проти­воречивые ощущения передают оксюморонно звучащие стро­ки

“Сердцу приятно с тихою болью Что-нибудь вспомнить из ранних лет”.

***

“Вот отчего я чуть-чуть не заплакал И, улыбаясь, душой погас”.

Запутавшись в сложностях и хитросплетениях судьбы, лирический герой стоит у порога отчего дома, мучи­тельно выбирая для себя очередную жизненную роль. Кто он? “Хозяин своей избы” (а в широком смысле – судьбы) или “странник гонимый”?

Каждая бытовая деталь в этом стихотворении приобретает философское звучание. Любопытно, например, что лирический герой уходит из дома в непритязательной шапке из кошки, а возвращается увенчанный достатком, в новой соболиной шап­ке. Но перед лицом неотвратимой трагической утраты (потерей умерших родных и близких), предчувствием своего скорого ухода (“Эту избу на крыльце с собакою / Словно я вижу в по­следний раз”) ценности материального мира теряют свою зна­чимость. Вечным и неизменным предстает в произведении лишь “тонкий лимонный лунный свет”. Целых три эпитета (два из которых гармонично сочетаются благодаря звуковому уд­воению и как нельзя более удачно поясняют первый) подчерки­вают идейную значимость данного образа, одновременно с этим придают ему художественную выразительность. Все зем­ное же тленно, как “рыхлый”, “как песок зыбучий снег”.

Изба (символ традиционного жизненного уклада) – цен­тральный в композиционном отношении образ в произведе­нии. Семантически важен в стихотворении и возникающий в последней шестой строфе образ собаки. Он расширяет и до­полняет тему прощания лирического героя с миром, ибо образ собаки традиционно в своем символическом звучании соотно­сится с образом друга. Ключевую же идею произведения со­держит пятая строфа:

Все успокоились, все там будем, Как в этой жизни радей не радей, – Вот почему так тянусь я к людям, Вот почему так люблю людей.

Вот он, есенинский гуманизм, о котором так много гово­рят и пишут исследователи. Обостренно ощущая зыбкость земного бытия, поэт провозглашает самого человека высшей ценностью в этом мире. Уходя же в мир иной, человек остает­ся жить не за кладбищенской оградкой, а лишь в памяти знавших его людей да в отчем доме, где каждый отдельный предмет и уголок хранит и помнит теплоту его рук. А красота его души остается в памяти знавших его людей. Неслучайно, вернувшись в родные края, лирический герой спрашивает се­бя: “Кто меня помнит? Кто позабыл?”. Очевидно, что для него это чрезвычайно психологически важно.

Романтическая приподнятость небольшой пейзажной за­рисовки в начальных строках произведения выглядит контра­стной по отношению к трагическим нотам его финала (“Эту избу на крыльце с собакою Словно я вижу в последний раз”). Лирический герой, едва вернувшись из дальних жизненных странствий, не по своей воле вынужден вновь проститься с родным домом, причем на этот раз уже навсегда.

Однако в целом стихотворение “Синий туман. Снеговое раздолье…” необычайно статичное, в то время как для боль­шинства произведений С. А. Есенина характерен динамиче­ский образный ряд. На протяжении всего развития лирическо­го сюжета герой стоит у крыльца избы. И что же окружает его? Лишь парад воспоминаний, да “синий туман” и “лунный свет” – образы, семантически актуализирующие тему недос­казанности, неизвестности и неведения.

Важную композиционную роль в произведении играют по­вторы. Они сконцентрированы в наиболее значимых в фило­софском отношении строфах стихотворения (четвертой и пя­той). Причем С. А. Есенин использует повторы разных типов. Это прежде всего так называемые анафорические повторы, то есть повторы в самом начале стихотворных строк

“Вспомнил я дедушку, вспомнил я бабку, Вспомнил кладбищенский рыхлый снег”

***

“Вот почему так тянусь я к людям, Вот почему так люб­лю людей. Вот отчего я чуть-чуть не заплакал”.

В данном произведении также имеются повторы внутри строк (“Все успокоились, все там будем”, “радей не радей”) и многочисленные звуковые удвоения – такие повторы, при которых один звук или два звука, а порой и целая звуковая комбинация повторяются в соседних словах строки, тем са­мым обеспечивая наибольшую образную выразительность и мелодическую звучность как отдельным строкам, так и всему произведению (“лимонный лунный”, “шапку из кошки”, “на лоб нахлобучив”, “люблю людей”).

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
Анализ стихотворения Есенина “Синий туман. Снеговое раздолье