Дума К. Ф. Рылеева “Иван Сусанин”

В исходе 1612 года юный Михаил Федорович Романов, последняя отрасль Рюриковской династии, скрывался в Костромской области. В то время Москву занимали поляки: эти пришельцы хотели утвердить на российском престоле царевича Владислава, сына короля Сигизмунда III. Один отряд проникнул в костромские пределы и решил захватить Михаила. Вблизи от его убежища враги схватили Ивана Сусанина, жителя села Домнина, и требовали, чтобы он тайно провел их к жилищу будущего венценосца России. Как верный сын отечества, Сусанин захотел лучше погибнуть, нежели предательством спасти жизнь. Он повел поляков в противоположную сторону и известил Михаила об опасности: бывшие с ним успели увести его. Раздраженные поляки убили Ивана Сусанина. По восшествии на престол Михаила Федоровича (в 1613 году) потомству Сусанина дана была жалованная грамота на участок земли при селе Домнине; ее подтвердили и последующие государи. По этим данным в тысяча восемьсот двадцать втором году Кондратий Федорович Рылеев и написал думу “Иван Сусанин”. В думе показывается бесстрашие народа и предсмертное исповедание Сусанина, открытый вызов врагу, гордый завет потомству.

Предателя, мнили, во мне вы нашли:

Их нет и не будет на Русской земле!

В ней каждый отчизну с младенчества любит

И душу изменой своей не погубит.

Кто русский по сердцу, тот бодро и смело

И радостно гибнет за правое дело!

Как правило, образы героев определяются каким-либо одним качеством, которое особенно выделяется. Таковы герои многих дум Кондратия Федоровича Рылеева. Так, например, Сусанин обладает таким качеством, как любовь к родине. Дума “Иван Сусанин – один из самых замечательных созданий поэта. Все здесь конкретно и во многом исторично. Действие начинается живым и колоритным диалогом между уставшими и прозябшими польскими шляхтичами и русским крестьянином Сусаниным:

“Такой я проклятой не видывал ночи,

Слепились от снегу соколий очи…

Жупан мой – хоть выжми, нет нитки сухой!” –

Вошед, проворчал так сармат молодой. –

“Вина нам, хозяин! Мы смокли, иззябли! Скорей!.,

не заставь нас приняться за сабли!”

Вполне реалистично и дальнейшее описание простого убранства деревенской избы, и разговор Сусанина с сыном, и сжатое описание рассвета. Утренний пейзаж, нарисованный Рылеевым, по своей простоте и конкретности относится к числу самых замечательных в русской поэзии 20-х годов.

Сусанин ведет их… Вот утро настало, И солнце сквозь ветви в лесу засияло: То скроется быстро, то ярко блеснет, То тускло засветит, то вновь пропадет. Стоят, не шелохнется и дуб и береза; Лишь снег под ногами скрипит от мороза,

Лишь временно ворон, вспорхнув, прошумит,

И дятел дуплистую иву долбит.

Друг за другом идут в молчании сарматы;

Все дале и дале седой их вожатый.

Уж солнце высоко сияет с небес:

Все глуше и диче становится лес!

Нет в этой “Думе” ни ослепительных молний, ни беспрерывно гремящего грома, ни прочих атрибутов предромантической пейзажной бутафории. Рылееву, несомненно, помогает в его повествовании избранный им неторопливый и плавный, нигде более у него не встречающийся размер четырехстопного амфибрахия.

Наибольшего успеха Рылеев добился здесь в создании центрального образа, то есть в той области, которая для него всегда была труднейшей. Образ Су санина и сейчас потрясает простотой своего героизма. Задушевны и лишены внешних эффектов его слова перед гибелью:

Ни казни, ни смерти я не боюсь:

Не дрогнув, умру за царя и за Русь!

В этой речи ярко передана психология простого русского крестьянина 17 в. с его верой в “доброго царя”, с его ненавистью к захватчикам, с его спокойной, глубокой и твердой любовью к своей земле.

Знаменательно, что Пушкин, доказывавший, что в “Думах” “национального, русского нет… ничего, кроме имен”, оговаривал: “исключаю “ИванаСусанина”, первую думу, по коей начал я подозревать в тебе истинный талант”. Эта “Дума” крепко полюбилась М. И. Глинке и вдохновила его на создание гениальнейшей русской оперы “Иван Сусанин”.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
Дума К. Ф. Рылеева “Иван Сусанин”