Есенин

Есенин

“Истоки есенинского творчества, его тематика возникли из народной жизни, жизни самой природы – деревенской жизни. А народ, как и природа, не терпит мертвой формы.

И вера для него должна быть живая. Христианство не составляло исключения. Без каких-либо атеистических мыслей мужики рязанской и вологодской губерний называли Николая-Чудотворца Миколой-заступником, а святую Евдокию Евдохой-мокрозадой (из-за дождей).

Тем самым у Есенина было в крови живое, природное начало русской деревни.

Его поэзия пронизана идеей объединения христианства и мифологии. Его стихи оживляли казавшиеся мертвыми обряды, возвращая христианство к его истокам.

Возвращение христианства к породившим его истокам, то есть централизация живой жизни (природы) с вековой культурой или оживление культуры, возвращение ее к живым ийтокам, ее породившим, и есть основная есенинская тема раннего периода.

Пахнет вербой и смолою. Синь то дремлет, то вздыхает, У лесного аналоя Воробей псалтирь читает.

(Здесь христианство как бы живет в природе.)

Пляшет ветер по равнинам Рыжий ласковый осленок.

(Оживление сил природы – основная идея язычества [мифологии].)

Кто-то в солнечной сермяге На осленке рыжем едет.

Прядь волос нежней кудели, Но лицо его туманно. Никнут сосны, никнут ели И кричат ему: “Осанна!”

Основная идея есенинского творчества – идея цельного мира. Мира, построенного на всемирной гармонии и переплетении вековых устоев культуры (христианства, языческой Руси, природы вообще).

Как раз из слияния этих двух колоссальных основ и рождается философия есенинского творчества, т. е. идея храма всемирной гармонии.

Не ветры осыпают пущи, Не листопад златит холмы, С голубизны незримой кущи

o Струятся звездные псалмы.

Земля и небо у Есенина переплетены. Идея слитности в истоках и всемирной гармонии – центральная есенинская тема.

Для поэта природа – храм. Храм живой, но неподвижный, неизменный, неколебимый.

Единственной подвижной деталью этого храма является человек. Человек, ничем не связанный ни с одним из миров, не отягощенный никаким материальным и каноническим, устоявшимся (мертвым) грузом.

Еду на баркасе, Тычусь в берега…

Эта цитата ясно показывает движение человека (автора) в неподвижном мире: человек как бы проплывает между двух основ (“тычусь в берега”), не связанный ни с одной из них и в то же время тесно с ними соприкасающийся. Река здесь – символ жизни.

Заунывным карком В тишину болот Черная глухарка К всенощной зовет.

Поскольку есенинская философия возвращает все основные духовные понятия к истокам (к природе), постольку в его поэтике их олицетворяют образы самой природы. В цитированном стихотворении, например, смерть во время плавания по реке времени олицетворяет “черная глухарка”, зовущая в небытие “тишину болот”.

Человек у Есенина – странник. Он идет по жизни, переходя, из одного храма в другой, из земного в небесный, соприкасаясь с обоими сразу.

oКого жалеть? Ведь каждый в мире странник…

Каждый! В том числе и сам поэт, который как бы рожден только для созерцания и приятия мира в его цельности. Отсюда такое удивительное заявление Есенина: “Я пришел на эту землю, чтоб скорей ее покинуть”. Странник (а у Есенина в этой роли выступают и Николай-Чудотворец, и сам Христос) в есенинской поэзии – человек всегда страдающий либо готовящийся к страданию. Он открыт к постижению этого истокового понятия.

И в революции Есенин видел прежде всего очищение новым, обновление, то есть возвращение к истокам, отбрасывание всего того, что переродилось в мертвую форму.

“Люди должны научиться читать забытые ими знаки”, “мы верим, что чудесное исцеление родит теперь в деревне еще более просветленное чувствование новой жизни”, “звездная книга для творческих записей теперь открыта снова” (“Ключи Марии”).

Последние произведения поэта выражают, однако, крах есенинской философии. Жизнь изменилась: пока “странник ходил”, она перевернула устои и уничтожила святыни есенинской веры. Не оставила она в прежнем состоянии и самого странника.

Хочет он того или нет, но жизнь распоряжается судьбой помимо воли поэта:

Смерть в потемках точит бритву. Вот уж плачет Магдалина. Помяни мою молитву, Тот, кто ходит по долинам.

Закинутые на самое дно мир и философия в есенинской поэзии рушатся (например, в “Москве кабацкой”), не находя в неподвижности почвы. В том и состоит трагедия Есенина, что поэт со своей идеей “объединения в истоках ради всемирной гармонии” оказался на гребне “эпохи раскола”.

Есенин