Идейно-художественные особенности

ИЗ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XIX ВЕКА

Идейно-художественные особенности

Основными идейно-художественными особенностями произведения являются:

1. Жанр пародирует исторические хроники (летопись). История города Глупова начинается, как и положено, с истории племен, населявших окрестности будущего города. Глупов в пародийном же ключе сравнивается с Римом, что, с одной стороны, помогает вспомнить то, что Русь – это “Третий Рим”, а также увидеть нелепость претензий “головотяпов” и других племен на особую историческую роль.

2. Обилие народных слов и выражений, особенно в части, где рассказывается о скитаниях будущих глуповцев до основания города. Используются так называемые “небывальщины” и “нелепицы” (особый вид устного народного творчества, см. разделы, посвященные народному поэтическому творчеству и древнерусской литературе о сущности древнерусского смеха). Употребление этих заведомо абсурдных народных сентенций (например, “Волгу толокном замесили, теленка на баню тащили,… потом рака с колокольным звоном встречали, потом щуку с яиц согнали, потом комара за восемь верст ловить ходили, а комар у пошехонца на носу сидел” и т. д.) имеет двоякую роль: во – первых, емко и кратко характеризует результативность действий глуповцев, а во-вторых, подспудно высмеивает ту самую “народность”, которая входила составной частью в триаду самодержавие-православие-народнссть. Претензии на особую историческую роль (см. предыдущий пункт) не позволяют глуповцам и составителям “летописи” здраво взглянуть на действительность. В результате глупость и элементарная несостоятельность выдаются за некую доблесть, национальную самобытность.

3. Власть в городе Глупове уже начинается со всевозможных безобразий, а “исторические времена” – с крика первого градоначальника “Запорю!”, т. е. с насилия. Таким образом, оказывается, что власть изначально порочна и основана на произволе.

4. Облик градоначальников рисуется при помощи гротеска: совмещаются высокая должность и ничтожество тех, кто ее занимает (совмещение несовместимого): Ламврокакис – беглый грек, торговавший на базаре мылом и впоследствии заеденный клонами, “Органчик” – вообще не человек, а механизм и т. д. Однако основное зло – сами глуповцы, терпящие все это и тем самым порождающие все новые “чудовищные модификации власти” (страх и почитание начальства, умиление при виде обжирающегося Фердыщенко и проч.).

5. В части, посвященной Угрюм-Бурчееву, содержится элемент негативной утопии (антиутопии), где описывается вариант устройства общества, казарменно-регламентированного до самой последней степени. Во многом предсказаны черты тоталитарного социализма: регламентация общест

Венной и семейной жизни, создание лагерей, милитаризация страны, обнищание и массовая гибель людей, “поворот рек вспять” и проч.

6. Намечены и пути освобождения. Оно происходит “снизу”:

А) “Неблагонадежные элементы” указывают на то, что Угрюм-Бурчеев обыкновенный идиот и помогают это понять глуповцам, т. е. разобраться-в сущности власти, ими управляющей, и отказаться от своего прошлого стереотипа в отношении к ней.

Б) Вихрь уносит Угрюм-Бурчеева прочь (возмущение народа). “История прекращает свое течение”, т. е. разрывается порочный круг именно этой истории – истории, начавшейся криком “Запорю!”

Идейно-художественные особенности