КАК ДОКТОР СТАРЦЕВ СТАЛ ИОНЫЧЕМ (по рассказу А. П. Чехова “Ионыч”)

В русской литературе довольно часто пи- сатели затрагивали такие темы, которые бы- ли актуальны для любой эпохи. Такие про- блемы, затронутые классиками, как понятие о добре и зле, поиски смысла жизни, влияние окружающей среды на личность человека и другие, всегда стояли в центре внимания русской литературы. Чехов наиболее ярко показал процесс изменения человеческой ду- ши под влиянием среды и прожитых лет. Кто не думал в юности о таких возвышенных идеалах, как честь, равенство, братство, сво- бода, не мечтал о труде на пользу общества. Но проходят годы, и человек внутренне ме- няется, желая только покоя и сытой, обеспе- ченной жизни. Чехов первый вскрыл соци- альные причины этой болезни в рассказе “Ионыч”. Дмитрий Старцев, молодой, талантливый врач, приезжает на работу после окончания университета в губернский город С. и нахо- дит себе место в Дялиже, в девяти верстах от города. Старцев всеми силами старается быть полезным людям, он почти не бывает в горо- де, все свое время отдает работе. Работа со- ставляет смысл его жизни, ради нее он готов забыть о развлечениях, поэтому он много трудится, не зная отдыха. Но Чехов в другом рассказе высказал очень верную мысль, что чаще всего довольно быстро черствеют учи- теля и врачи. Однообразные будни, напол- ненные бесконечными больными, поначалу не раздражают Старцева. Ему советуют, как об- разованному и интеллигентному человеку, почаще бывать в городе, записаться в клуб, вход куда был доступен только верхушке го- рода, его знакомят с семьей Туркиных, по мнению местных обывателей, самой талант- ливой и необыкновенной. Чехов небольшими штрихами рисует эту “талантливость”. Пло- ские остроты главы семейства Ивана Петро- вича, бездарная игра дочки Катерины и наду- манные романы ее матери понятны Старцеву, но все-таки после больницы, грязных мужи- ков приятно и спокойно было сидеть в мягких креслах и ни о чем не думать. Лишь через год приехав к ним снова, Старцев затем все чаще и чаще наведывается в этот гостеприимный дом. Он влюблен в дочь Туркиных, которую в семейном кругу называют Котиком. Дмит- рий ревнует, с трудом переносит разлуку, го- тов на все для нее, но Котик лишь кокетнича- ет со Старцевым, не отвечая на пылкие чув- ства влюбленного. Старцев понимает, что ему, взрослому человеку, неприлично тас- каться по кладбищам, получать записочки, как желторотому гимназисту, но тем не ме- нее он носится по всему городу, разыскивая фрак, чтобы сделать предложение Туркиной. Но даже в конце этого непродолжительного романа Старцевым, быть может, незаметно для него, овладевает трезвый расчет (Он ду- мает: “А приданого они, должно быть, дадут немало”). После отказа доктор переживает не слишком долго. Ему было всего лишь “не- много стыдно”, что все так глупо и пошло кончилось. Раньше в городе Старцева звали “поляк надутый”, тем самым подчеркивая, что он чу- жой в этом городе. Старцев редко с кем разго- варивал в клубе, а чаще молча ел, уткнувшись в тарелку, потому что, о чем бы он ни говорил, обывателями все воспринималось как личная обида. Когда Старцев пытался говорить о пользе труда, то каждый чувствовал в этом упрек себе. Обыватели города ровным счетом ничего не делали. День за днем у них уходил на карты, сборища, безделье. Уезжает из города Котик, Старцев равно- душно узнает об этой потере, вспоминая толь- ко одно: “Сколько хлопот, однако”. С этого времени Дмитрий теряет интерес к работе. В городе у него огромная практика, ему хоро- шо платят за визиты. Он по вечерам любит считать деньги, которые заработал за день. У него появляются “безобидные” страстишки: игра в вист, обжорство, жадность, равнодушие. Он уже не сострадает ближним, как раньше, и позволяет себе кричать на больных и стучит палкой. В городе его уже по-домашнему назы- вают “Ионычем”, тем самым принимая его в свою среду. Чехов, показывая “лучшую”- в городе се- мью Туркиных, как бы подводит нас вслед за Старцевым к выводу: “Если самая талантливая семья так бездарна и глупа, то каков же весь город?” Еще хуже, чем Туркины, потому что. в этом милом семействе есть налет хоть какой- то интеллигентности. Старцев не имел семьи, он, должно быть, просто ради удовольствия и не зная, что делать с деньгами, создавал себе душевный комфорт, скупая недвижимость. Чехов нас предупреждает: “Не поддавай- тесь губительному влиянию среды, не преда- вайте своих идеалов, берегите в себе челове- ка”. Процесс духовного умирания Старцева тем тягостнее, что он вполне осознает, в ка- кое мерзкое болото погружается, но не пыта- ется бороться. Жалуясь на окружающую сре- ду, он мирится
с нею. Даже воспоминания о любви не могут разбудить полуспящую душу Старцева. Котик, вернувшись, видит Старцева другим, но ей хочется замуж, поэтому она цеп- ляется за прошлые светлые мечты. Старцев же устало думает: “Хорошо, что я на ней не женился”. Ему уже не нравилось: и как сидит на ней платье, и ее манеры, и абсолютно все в ней – дело в том, что Старцев уже давно умер душою, и ничто не может вывести его из духовной спячки. Ему не жаль молодости, любви, несбывшихся надежд. Чехов написал историю тяжелой соци- альной болезни новой формы, которую давно изучала русская литература. Имя этой бо- лезни – духовная деградация личности. Как опытный врач Старцев мог бы поставить се- бе диагноз: распад личности в результате ут- раты жизненных идеалов. Чехов, понимая трагизм мелочной действительности, не раз в своих рассказах повторял: “Нет ничего то- скливее, оскорбительнее пэшлости человече- ского существования”. Высокую оценку Чехову дали не только его современники, но и писатели двадцатого века. Алексей Толстой сказал: “Чехов – это Пуш- кин в прозе”. И я думаю, что с этим утверж- дением нельзя не согласиться. Художествен- ные открытия Чехова, мастера рассказа, по- ражали его современников. Лев Толстой дал очень высокую оценку Чехову. “Какой превос- ходный язык!.. Никто из нас: ни Достоевский, ни Тургенев, ни Гончаров, ни я не могли бы так писать”, – утверждал Лев Толстой.

КАК ДОКТОР СТАРЦЕВ СТАЛ ИОНЫЧЕМ (по рассказу А. П. Чехова “Ионыч”)