Кантемир Антиох Дмитриевич

Кантемир Антиох Дмитриевич родился в 1708 в городе Константинополе в семье господаря (правителя) Молдавии.

Во время русско-турецкой войны 1711 семье господаря (правителя) Молдавии перешла на сторону Петра I и после неудачного Прутского похода переселившегося вместе с семьей в Россию. Петр высоко ценил отца Кантемира (“оный господарь – человек зело разумный и в советах способный”), наделил его обширными поместьями на юге России и приблизил к себе. Антиох Дмитриевич, попав в Россию в 3-летнем возрасте, обрел в ней свою подлинную родину. Будущий сатирик получил блестящее образование сначала под руководством домашних учителей грека Анастасия Кондоиди и Ивана Ильинского (воспитанника Московской славяно-греко-латинской академии).

В 1724-25 гг. поступает в Петербургскую Академию наук, прослушивает лекции профессоров по математике, физике, истории, нравственной философии.

В 1725 Антиох Дмитриевич поступил на военную службу.

В 1728 был произведен в поручики (первый офицерский чин).

В 1730 Кантемир вместе с другими членами “Ученой дружины” (Феофаном Прокопович и историком Татищевым) принял деятельное участие в борьбе против известной “затейки” реакционных “верховников”- врагов петровских реформ, пытавшихся при вступлении на престол Анны Иоанновны ограничить самодержавие в корыстных интересах дворянских олигархов. В этой борьбе победу одержало новое дворянство, но сам Кантемир никаких личных наград не получил.

Литературная деятельность Кантемира началась с переводов, а также с создания любовных песен. Его любовные стихи пользовались большой популярностью у его современников (что засвидетельствовал сам поэт в своей IV сатире), но до нашего времени не дошли. Первым же его печатным произведением была “Симфония на Псалтырь” (указатель к стихам из псалмов Давида), изданная в 1727.

В 1730 поэт закончил перевод трактата Фонтенеля “Разговоры о множестве миров”, в котором отстаивалась гелиоцентрическая система Коперника, наносившая удар по церковникам. Этот труд был опубликован только в 1740, а в 1756 по решению синода как “богопротивная книжичища”, полная “сатанинского коварства”, был конфискован. Характерно, что именно в периоды временного ослабления реакции кантемировский перевод Фонтенеля был издан еще дважды (в 1761 после смерти Елизаветы Петровны и в 1802). Перу Кантемира принадлежит также ряд эпиграмм и басен, переводы песен (од) Анакреона, посланий Горация, “Персидских писем” Монтескье, теоретический трактат “Письмо Харитона Макентина к приятелю о сложении стихов русских”. Самым значительным в творческом наследии Антиоха Дмитриевича являются его сатиры, принесшие их автору широкую литературную известность и общественное признание.

В конце 1731 Антиох Дмитриевича назначили “резидентом” (дипломатическим представителем) в Лондон, куда он выехал 1 января 1732. Это назначение было вызвано желанием правящих кругов удалить опасного сатирика из России. 12 лет (6 в Англии и 6 во Франции) достойно отстаивал интересы России за границей, проявив себя талантливым дипломатом.

Им написано девять сатир: пять первых – с 1729 до 1732, остальные четыре – в 1738-39 гг. (в датировке сатир имеются некоторые расхождения). Сатиры Кантемира были тесно связаны с русской национальной сатирической традицией и с жанровой формой стихотворной сатиры, выработанной поэтикой европейского классицизма на основе античных образцов. Но использование классической стихотворной формы сатиры, частичное следование “образцам” (“наипаче Горацию и Боалу, французу”) не помешали сатирику наполнить свои произведения отечественным содержанием (“что взял по-галльски – заплатал по-русски” – “Автор о себе” , эпиграмма 1) и передовыми идеями своего времени. Поэтому в своих сатирах Кантемир не только осмеивал в духе классицизма абстрактные общечеловеческие пороки (ханжество, скупость, лицемерие, расточительность, леность, болтливость и т. п.), но, что особенно ценно, обличал многие отрицательные стороны русской действительности. Страстный поборник просвещения, Антиох Дмитриевич в первую очередь обрушивался на представителей церковной и светской реакции, пытавшихся после смерти Петра вернуть Россию к дореформенным порядкам.

Так, в многоголосом хоре “хулителей” (врагов) науки из I сатиры объединились Критон “с четками в руках”, “безмозглый церковник”, епископ; судья, бранящий тех, “кто просит с пустыми руками”; грубый помещик Силван, румяный пропойца Лука, новоманерный щеголь Медор. Все это не просто разрозненные портретные зарисовки носителей невежества, а значительная и опасная, социально очерченная сила, которая “под митрой гордится… в шитом платье ходит, судит за красным сукном, смело полки водит”.

Во II сатире Кантемир едко осмеивал дворян “злонравных”, требовавших себе чинов и деревень лишь за одно “благородство” их “породы”, и отстаивал право личной заслуги для людей из других сословий в духе петровской “Табели о рангах”. Больше того, здесь поэт одним из первых в русской литературе выступил с утверждением внесословной ценности человека –

“Адам дворян не родил, но одно с двух чадо Его сад копал, другой пас блеюще стадо”

И резко осудил помещика за жестокое обращение с крепостным слугой. Последний эпизод из II сатиры послужил для В. Г. Белинского “неопровержимым и торжественным доказательством, что наша литература, даже в самом начале ее, была провозвестницею для общества всех благородных чувств, всех высоких понятий”. Не обошел бич сатирика и временщика-фаворита, судей и подьячих, щеголей и щеголих, купцов; правдиво и сочувственно нарисовал Кантемир тяжкое положение крепостного крестьянина, мечтавшего стать солдатом, но и в солдатчине не нашедшего себе облегчения; VII сатиру Кантемир целиком посвятил вопросам воспитания. Встречаются в сатирах жанровые сценки и бытовые картины ярко выраженного национального характера. Не удивительно, что сатиры Антиоха Дмитриевича, в которых резко и мужественно бичевались общественные пороки, так и не были напечатаны при жизни поэта, но получили широкое распространение в России в многочисленных списках и, по свидетельству М. В. Ломоносова, были “в российском народе с общей апробацией приняты”.

Первое русское издание произведений Кантемира Антиоха Дмитриевича появилось только в 1762, когда его имя приобрело европейскую известность благодаря прозаическому переводу сатир на французский язык (1749,1750) и вольному стихотворному переводу сатир на немецкий язык (1752).

Для сатир Кантемира характерным является широкое использование просторечья, пословиц и поговорок, близость к разговорному языку того времени и вместе с тем излишняя усложненность, а порой и запутанность синтаксических конструкций, а также силлабический стих с парной женской рифмовкой. Сознательное стремление поэта писать свои сатиры “простым и народным почти стилем”, сведение в них к минимуму славянских элементов определили существенную роль Антиоха Дмитриевича в истории русского литературного языка.

В области стихосложения заслуги его значительно скромнее. В трактате “Письмо Харитона Макентина к приятелю о сложении стихов русских” (1744) поэт показал большие познания в вопросах теории поэзии, но не принял предложенный Тредиаковским новый “тонический” принцип сложения стихов, хотя и почувствовал организующую роль ударения в стихе, в связи, с чем ввел в тринадцатисложный силлабический стих, имевший одно постоянное ударение на 12-м слоге, второе обязательное ударение на 7-м или 5-м слоге, что придало тринадцатисложнику определенную ритмичность. Творчество сатирика носило осознанно гражданский характер (“Все, что я пишу, пишу по должности гражданина, отбивая все то, что согражданам моим вредно, быть, может”, – заявил сам поэт) и оказало большое влияние на дальнейшее развитие обличительного направления в русской литературе.

В надписи Г. Р. Державина к портрету Кантемира А. Д. справедливо сказано: “Старинный слог его достоинств не умалит. Порок! не подходи: сей взор тебя ужалит”.

В истории русской литературы Кантемир занимает почетное место: он “первым свел поэзию с жизнью” (Белинский).

Умер в 1744 в Париже; похоронен в Москве.

Кантемир Антиох Дмитриевич