Крученых Алексей Елисеевич

Родился в крестьянской семье, отец – выходец из Сибири, мать – полька (Мальчевская). В 1906 окончил Одесское художественное училище.

С 1907 жил в Москве. Начинал как журналист, художник, автор пародийно-эпигонских стихов (сборник “Старинная любовь”).

С 1912 активно выступает как один из основных авторов и теоретиков русского футуризма, участвует в альманахах футуристов (“Садок Судей”, “Пощечина общественному вкусу”, “Трое”, “Дохлая луна”), выпускает теоретические брошюры (“Слово как таковое”, “Тайные пороки академиков”) и авторские сборники (“Помада”, “Поросята”, “Взорваль”, “Тэ ли лэ”), которые целиком (включая шрифт) рисовал сам. Выступал как соавтор Велимира Хлебникова (поэма “Игра в аду” и либретто футуристической оперы “Победа над солнцем”, музыка Михаила Матюшина). В последней провозглашал победу техники и силы над стихией и романтикой природы, замену природного, несовершенного солнца новым рукотворным, электрическимсветом. Главный теоретик и практик “заумной поэзии.

Во время Первой мировой войны и революции Крученых живет в Грузии, в Тифлисе основал группу футуристов “41°”, в которую вошли также Игорь Терентьев, Илья Зданевич, Николай Чернавский; членом “41°” считал себя также формально туда не входивший Юрий Марр. Продолжает писать стихи и теоретические книги. В 1920 г. жил в Баку.

В 1920-е возвращается в Москву и переносит туда деятельность группы. Примыкал к группе ЛЕФ с “левого фланга”. Занимается антикварной и букинистической деятельностью, подготовил несколько сборников статей и стихов в свою честь; вокруг него (не без его участия) складывается мифологизированный ореол “великого заумника”, “буки русской литературы”. Автор ряда биографических брошюр о Есенине, воспринятых современниками (в том числе Маяковским) в основном отрицательно. Впрочем, Маяковский высоко ценил Крученых как футуриста и называл его стихи “помощью грядущим поэтам”.

Футуристические произведения Крученых, которые сам он называл “продукциями”, появлялись сначала небольшими брошюрами в разных издательствах, позднее (приблизительно с 1923) в собственном издании автора, размноженные подчас машинописным или рукописным способом. Последняя такая публикация – сборник “Ирониада” (1930) – 150 экземпляров, размноженных гектографическим способом. Всего Крученых опубликовал 236 своих “продукций”, из которых, однако, найдена лишь часть.

С 1930-х годов, после гибели Маяковского и расстрела Игоря Терентьева, вынужденно отходит от литературы (лишь изредка выступая с критическими статьями и библиографическими публикациями) и живет только продажей редких книг и рукописей, что тогда тоже далеко не приветствовалось. Был членом СП СССР.

В 1950-е Крученых заметил и напутствовал поэтов лианозовской школы Игоря Холина и Генриха Сапгира, а также поэтов более молодого поколения Владимира Казакова, Геннадия Айги, Константина Кедрова. Когда 82-летний Крученых умер, 86-летний Корней Чуковский, свидетель первых выступлений футуристов, записал в дневнике: “Странно. Он казался бессмертным… Он один оставался из всего Маяковского окружения”.

Отношение к поэтическому творчеству Крученых до сих пор остается крайне неоднозначным – от признания его великим новатором-экспериментатором до полного отрицания литературных способностей.

Крученых Алексей Елисеевич