“МОЯ РЕВОЛЮЦИЯ”

“МОЯ РЕВОЛЮЦИЯ”

В ноябре 1917 года Маяковский написал стихотворение “Наш марш”. Это было первое стихотворение поэта после Октября и, вероятно, первое вообще лирическое стихотворение, славящее

Октябрьскую революцию. Оно было очень восторженным, хотя еще и столь же отвлеченным. Оно было “космическим”.

“Наш марш” говорил о том, как был взбудоражен, переполнен радостью поэт в первые дни после победы Октябрьской революции. Однако он еще не мог найти в образах достойное отражение того, что произошло в жизни. “Наш бог – бег”, – эта игра с односложными словами, конечно, не могла передать глубокого содержания победного марша молодости, каким по замыслу должен был стать “Наш марш”:

Мы разливом второго потопа

Перемоем миров города.

Образ потопа, развернутый потом в “Мистерии-буфф”, владел сознанием поэта еще тогда, когда писалась поэтохроника “Революция”: “Это первый день рабочего потопа”. Теперь взволнованный, переполненный радостью певец хотел поделиться ею даже с небом. Если песне лермонтовского ангела внимали и звезды, и человеческая душа, но “звуков небес заменить не могли ей скучные песни земли”, то в “Нашем марше” наоборот:

Видите, скушно звезд небу!

Без него наши песни вьем.

Эй, Большая Медведица! требуй,

Чтоб на небо нас взяли живьем.

Размах, поистине вселенский, говорил о щедрости чувств, еще не знающего, куда приложить себя, хотя и говорил крайне невнятно. Но здесь уже была завязка написанного через год знаменитого “Левого марша” с его горячей верой в несокрушимость Октябрьской революции и огромной любовью к родной земле. “России не быть под Антантой!”, “Коммуне не быть покоренной!”

Он был с большевиками, он хотел стать большевиком искусства. Среди огромных, небывалых впечатлений первых дней одно касалось путей искусства в революции:

“Помню, в первые дни революции проходил я мимо худой, согнутой солдатской фигуры, греющейся у разложенного перед Зимним костра. Меня окликнули. Это был Блок. Мы дошли до Детского подъезда.

Спрашиваю: “Нравится?” – “Хорошо”, – сказал Блок, а потом прибавил: “У меня в деревне библиотеку сожгли…”

… Славить ли это “хорошо”, или стенать над пожарищем – Блок в своей поэзии не выбрал”.

Маяковский был счастливее: ему не нужно было выбирать.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
“МОЯ РЕВОЛЮЦИЯ”