Не озвученный монолог Джульетты

… Сладкий-сладкий аромат утренней тишине… Неслышно замирает на холодном стекле и тайно похищает из-под ресниц синеглазые сны… Было бы так легко не просыпаться. Так легко забыть о свете. А я еще жива… А твое смуглое тело еще вдыхает аромат рассветного неба. Я бы отдала все, чтобы хотя бы на мгновение остановить эту беспощадную стрелку часов. Хотя бы на мгновение поработить апокрифы самой судьбы. Я отдала бы все…

Там за окном уже будит крикливый день звонкоголосый жаворонок. Я не верю ему. Любимый, не уходи… То просто соловей… На улице еще дремлют растрепанные ночные иллюзии… То просто соловей…

Ты пойдешь… Сны уже не будут нас ждать. Они полетят туда, где босоногое счастье разрисовывает наши крылатые мечты. Они улетят, а ты пойдешь… Безмолвно шевелить тлеющее молчание прообразов немой боли, а предрассветные огни тлеющих надежд будут подслушивать наши последние вздохи, вздохи глазу на глаз…

Я соберу осколки своего фарфорового сердца и положу тебе на грудь… Нет, ты не услышишь, как оно разобьется, просто эти частицы моей души срастутся с мембранами твоей памяти, и ты вспомнишь мое лицо. Потому что других воспоминаний у нас нет…

Ромео, я чувствую, что вижу тебя в последний раз, в последний раз развиваю твои непослушные волосы, что в последний раз вглядываюсь в глубину твоих задумчивых синих глаз… Наверное, я должна что-то сказать? Однако, я не знаю, что говорить в такие моменты. Горьковато-счастливое “Люблю” остановится на кончиках черствых уст и медленно растает в глухонемом вихри мысль… На самом деле, мне так трудно понять, что такое любовь… Любовь – это эпопея нашей открытости, которая заставляет жить и, одновременно, отвергать жизнь… Она пленит меня твоим трогательным силуэтом и пронизывает насквозь теплой нежностью. Она приводит к берегам пестрых профанаций человечности и заставляет забывать обо всем. Знаешь, это так легко забывать…

Мне кажется, что наедине с тобой я нашла себя – не черствую куклу с маской безразличия, а настоящего человека, человека, который открыла свою суть. Я поняла, что хочу каждый день просыпаться от прикосновения твоих ресниц, хочу улыбаться солнцу, которое блуждает террасой нашего дома, хочу чувствовать, как легкомысленный ветер будет целовать наши следы, а через много лет, когда мои волосы придется сединой, хочу так же трепетно ласкать твои сгорбленные, все еще мужественные, плечи…

…Но ты уйдешь… Это жестокие скрижали хаотического существования сделали так, что мы навек разминемся на дорогах скупых откровений. Я знаю – это последняя наша встреча. Я останусь на периферии наших чувств, и буду разбавлять всепоглощающее одиночество волнами недосказанной боли. Я прокляну богов и перестану верить в них. В моем мире станет так тихо-тихо. Но самое страшное – это то, что я буду жить дальше… Жить и все равно ждать тебя. Зная, что ты никогда не придешь, я буду умолять сна после длинного-длинного дня. Для меня вечный сон станет панацеей – панацеей от пустоты… Поэтому, если когда-нибудь встретишь при путях белый обелиск с моим именем – не грусти, ибо я уже не буду чувствовать того грусти…

Не хватит раскаяния, когда приду на исповедь к Господу. Ничто, ничто не заставит меня покаяться в том, что любила… Мы так мало времени встречались взглядами, так мало говорили друг другу о сокровенном, так мало перебирали голыми руками фрагменты искренности.

И я, наверное, не скажу этих слов. Не решусь – зачем эти тривиальные пафосные фразы, что отнимут наши последние секунды. Я просто посмотрю в твои бездонные глаза, и ты сам все поймешь… Просто мне так хочется быть там, где ты…

… На пороге захлипал теплый весенний ливень. Не смотри на мое лицо. Иногда дождь – это просто слезы, а слезы – это просто дождь… Ты медленно растворишься в его соленых метаморфозах, а я выйду на край рассветного неба и помолюсь за тебя, в своего Бога… Я знаю, что когда мы встретимся во снах, я почувствую тебя там – прикосновением ладони торкнусь твоих уст и соберу с них осколки своего сердца. Ибо там рассветы навсегда остановятся на грани ночных мемуаров, там мы навсегда останемся вместе – без трудностей, без боли, без сожаления… Но только в снах…

…Было бы так легко не просыпаться. Так легко забыть о свете. А я еще жива… А твое смуглое тело еще вдыхает аромат рассветного неба. Я бы отдала все, чтобы хотя бы на мгновение остановить эту беспощадную стрелку часов. Хотя бы на мгновение поработить апокрифы самой судьбы. Я отдала бы все…

Не озвученный монолог Джульетты