Преобразование идеалов свободы в лирике А. С. Пушкина

Александр Сергеевич Пушкин открыл золотую страницу в истории русской литературы. Ведущее место в его творчестве занимает тема свободы. Верность идеалам свободы поэт пронес через всю жизнь.

Вольнолюбивое творчество Александра Сергеевича можно условно разделить на два периода: до восстания декабристов и после него, причем “вольные стихи”, написанные до 1825 года, отличаются от более поздней свободолюбивой лирики.

В преддекабрьский период лирический герой таких стихотворений, как ода “Вольность”, “К Чаадаеву”, “Деревня”, страстно провозглашает идеи свободы духа и личности, освобождения от “гнета власти роковой”.

Ода “Вольность” написана в духе классицизма и направлена против самовластия и тирании. В начале оды поэт в поисках вдохновения взывает к музе высокой гражданской лирики – “грозе царей”, “гордой певице свободы”:

Хочу воспеть свободу миру,

На тронах поразить порок.

Автор призывает угнетенных восстать против тех, кто насильно лишает их Свободы, предупреждает “тиранов мира”:

Тираны мира! Трепещите!

А вы, мужайтесь и внемлите,

Восстаньте, падшие рабы!

Ведущей категорией в ранний период творчества Пушкина является Закон. И каждый “владыка” должен помнить, по мысли поэта, что “венец и трон” они получают не от природы – их дает Закон:

Стоите выше вы народа,

Но вечный выше вас Закон.

Автор видит вокруг много страданий, боль и кровь, и все это – результат неправедной власти. Пушкин описывает казнь французского короля Людовика XVI и проводит параллель с убийством русского императора Павла I, ведь оба они были тиранами; они правили, не прислушиваясь к Закону. Поэт полон ненависти к подобным “самовластительным злодеям”:

Тебя, твой трон я ненавижу,

Твою погибель, смерть детей

С жестокой радостию вижу.

Александр Сергеевич называет “увенчанного злодея” “ужасом мира”, “стыдом природы”, “упреком… богу на земле”.

Завершает стихотворение размышление о том, что же необходимо для справедливого и долгого царствования, для счастья народа. Пушкин приходит к выводу, что это – сочетание свободы и Закона:

Склонитесь первые главой

Под сень надежную Закона,

И станут вечной стражей трона

Народов вольность и покой, –

призывает поэт всех “тиранов мира”.

А вот другое вольнолюбивое стихотворение – послание “К Чаадаеву”, передовому человеку того времени. Пушкин обращается к нему не только как к другу, близкому человеку. Поэт называет его “товарищем”, то есть соратником, единомышленником. Начало стихотворения связано со столкновением Пушкина с реальной действительностью после окончания лицея:

Любви, надежды, тихой славы

Недолго нежил нас обман,

Исчезли юные забавы,

Как сон, как утренний туман…

Далее возникает два образа: “Отчизна” и “власть роковая”, противопоставленные друг другу. Появляются архаизмы (“внемлем”, “упованья”, “воспрянет”), политическая лексика (“власть”, “самовластье”, “угнетение”). Все это соответствует высокому пафосу политического послания. Таким образом, стихотворение превращается из дружеского послания в политическое.

Автор выражает уверенность в том, что “минута вольности святой” обязательно наступит. Слово “звезда” в политической лексике того периода символизировало революцию, а восход звезды – победу дела освобождения. Пушкин верит, что

…взойдет она,

Звезда пленительного счастья,

Россия вспрянет ото сна,

И на обломках самовластья

Напишут наши имена!

Таким образом, стихотворение проникнуто оптимизмом, боевым революционным духом и пламенным патриотизмом.

Антикрепостнические настроения передовой дворянской молодежи той эпохи отразились в стихотворении “Деревня”, написанном в 1819 году. Первая часть этого произведения посвящена изображению деревенской природы в светлом, спокойном и радостном тоне.

Автор описывает “пустынный уголок, приют спокойствия, трудов и вдохновенья” в духе сельской сентиментальной идиллии:

Везде передо мной подвижные картины:

Здесь вижу двух озер лазурные равнины,

Где парус рыбаря белеет иногда,

За ними ряд холмов и нивы полосаты,

Вдали рассыпанные хаты,

На влажных берегах бродящие стада,

Овины дымные и мельницы крилаты…

Для Пушкина характерен детально выписанный пейзаж. Все привлекает внимание поэта: и “темный сад с его прохладой и цветами”, и “луг, уставленный душистыми скирдами”, и “светлые ручьи”…

Что же делает лирический герой в деревне, “на лоне счастья и забвенья”?

Учуся в Истине блаженство находить,

Свободною душой Закон боготворить… –

говорит поэт. Он посвящает свободное время тому занятию, которому не мог предаться “среди роскошных пиров”, “забав” и “заблуждений”, – размышлению.

Но во второй части ритм и характер стиха резко меняется. Автор говорит о том, что на фоне такой прекрасной природы, “цветущих нив и гор”, “следов довольства и труда”, крестьяне живут в ужасных условиях:

Здесь Барство дикое, без чувства, без Закона,

Присвоило себе насильственной лозой

И труд, и собственность, и время земледельца…

Здесь рабство тощее влачится по браздам

Неумолимого владельца.

“Барство дикое” жестоко притесняет “рабство тощее”. Это обобщенные образы помещиков и крепостных крестьян.

Таким образом, стихотворение “Деревня” построено по принципу резкого противопоставления (антитезы). Завершается оно риторическим вопросом:

Увижу ль, о друзья! народ неугнетенный

И рабство, падшее по манию царя,

И над отечеством свободы просвещенной

Взойдет ли наконец прекрасная заря?

В этом четверостишии – надежда поэта на наступление “минуты вольности святой”, причем не в результате революции, а по инициативе сверху (“по манию царя”).

В “вольных стихах” Пушкина прослеживается его творческая эволюция, отражающая смену литературных направлений XVIII – начала XIX веков. Ода “Вольность” написана в духе революционного радищевского классицизма; “Деревня”, начатая в духе карамзинского сентиментализма, во второй части также приобретает черты “революционной чувствительности” Радищева. Послание “К Чаадаеву” – ярчайший образец зарождавшегося в русской литературе революционного романтизма. Эти три стихотворения зачинают политическую лирику декабристов.

Восстание 1825 года – переломный момент для свободолюбивого творчества Пушкина. Казнены пятеро “заговорщиков”, другие участники восстания, близкие поэту люди, сосланы в Сибирь. Эта трагедия заставила Александра Сергеевича переосмыслить свое отношение ко многим проблемам. Пушкинская лирика последекабрьского периода наполняется новым, философским содержанием. Но поэт остается верен идеалам декабристов, и яркий пример тому – стихотворение “Во глубине сибирских руд…” Это дружеское послание, обращенное к ссыльным декабристам. Поэт стремится поддержать товарищей в дни трудных испытаний. Желая вселить бодрость в их сердца, он призывает друзей хранить “гордое терпенье”, уверяет, что борьба велась не напрасно, труд их не пропал даром. Поэт верит, что “придет желанная пора” и “скорбный труд и дум высокое стремленье” еще сыграют свою роль в освобождении народа: борьба будет продолжена. Стихотворение наполнено оптимизмом и верой в победу идеала свободы:

Оковы тяжкие падут,

Темницы рухнут – и свобода

Вас примет радостно у входа,

И братья меч вам отдадут.

Но ни трагедия 1825 года, ни николаевская реакция не сломили надежды поэта на то, что народ освободится, наконец, от “оков тяжких” рабства.

В стихотворении “Арион” Пушкин изображает декабристов и себя. Декабристы (“пловцы”) все время старались плыть не туда, куда их несли волны, то есть жизнь; они пытались грести, куда им хотелось, часто против течения. “Вдруг лоно волн измял с налету вихорь шумный…” – произошло декабрьское восстание, и в результате – “погиб и кормщик, и пловец”. Спасся только “таинственный певец”, который не пытался плыть против течения; он отдался стихии, доверился самой жизни, и она вынесла его на берег. Он пел, “беспечной веры полн”, и “вихорь шумный” не погубил его. Многие погибли, но поэт остался жив и поет “гимны прежние”, храня верность декабристам, поддерживая оставшихся в живых, вселяя в их души надежду и уверенность в победу правого дела.

Стихотворение “Анчар”, написанное в 1828 году, – еще одно произведение, посвященное теме свободы. Оно направлено против тирании, самовластья и деспотизма. Гармония, царящая в природе, противопоставлена дисгармонии в человеческом обществе. Дерево ядовито, и ничто живое в природе не смеет приближаться к нему: “К нему и птица не летит, и тигр нейдет…” Анчар “один во всей вселенной”. Но “владыка” нарушает закон, установленный самой природой, – запрет приближения к дереву, несущему смерть:

Но человека человек

Послал к анчару властным взглядом…

Это пример настоящей тирании. Самое страшное, когда у человека нет права выбора, когда его свобода подавляется и человек умирает по воле другого. Страшно и то, что князь и, главное, слуга считают такое положение вещей естественным. Князь посылает своего раба к анчару, то есть на верную смерть, и тот “послушно в путь потек и к утру возвратился с ядом”. Он приносит своему “непобедимому владыке” яд и умирает у его ног, но князю безразлична судьба “бедного раба”. А зло, существующее в природе лишь как угроза, получает возможность осуществления:

А князь тем ядом напитал

Свои послушливые стрелы

И с ними гибель разослал

К соседям в чуждые пределы.

Таким образом, философское стихотворение “Анчар” пронизано мрачным настроением. Автор рисует трагические последствия отсутствия свободы: неограниченная власть человека над человеком приводит не только к гибели “бедного раба”, но и приносит горе соседним народам.

Окончательное утверждение своей верности идеалу “вольности святой”, подведение итогов своей творческой деятельности Пушкин осуществил в стихотворении “Я памятник себе воздвиг нерукотворный…”. Своим высшим достижением поэт считает то, что своей лирой он “пробуждал” “чувства добрые” и, главное, что в свой “жестокий век” “восславил… Свободу”.

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,

И назовет меня всяк сущий в ней язык, –

утверждает автор, и он прав, ведь идеалы свободы близки и понятны всем. Никакие неудачи и трагедии не смогли сломить в Пушкине веру в высокие идеалы декабристов, прежде всего, в идеал Свободы.

Преобразование идеалов свободы в лирике А. С. Пушкина