Судьбы поэзии “Серебряного века”

“Серебряный век” русской поэзии представлен именами таких известных поэтов, как Н. Минский, И. Анненский, Д. Мережковский, 3. Гиппиус, Ф. Сологуб, В. Иванов, К. Бальмонт, В. Брюсов, С. Маковский, М. Волошин, Д. Цензор, Г. Чулков, А. Блок, М. Кузмин, Н. Гумилев, А. Ахматова, О. Мандельштам, В. Хлебников, В. Маяковский, И. Северянин, Н. Асеев, Г. Кржижановский, Д. Бедный, И. Бунин, С. Есенин, Р. Ивнев, В. Инбер, Э. Багрицкий, И. Сельвинский, В. Ходасевич, С. Маршак, А. Эфрос, М. Шагинян, И. Эренбург, М. Цветаева, В. Набоков, Н. Оболенский, П. Антокольский. И этот список имен можно было бы еще долго продолжать. Творчество одних поэтов было невероятно популярно лишь в первой четверти XX века, а других уже давно стало классикой русской литературы.

Среди русских поэтов “серебряного века” не было единства во взглядах на мир и творчество. И это вполне закономерно. Ведь каждый из них, даже самый незначительный, мнил себя демиургом, творцом новой неповторимой Вселенной. Несмотря на это, многие из них объединялись в кружки и создавали собственные направления. Среди этих направлений были акмеисты, символисты, футуристы, имажинисты, конструктивисты, социалисты, объединения новокрестьянских поэтов, круг поэтов “Знания” и другие.

Самыми заметными, известными и многочисленными являлись символисты. Символизм возник в конце XIX века в европейской литературе. Представители этого литературно-художественного направления рассматривали поэтический символ как художественное орудие, более действенное, чем образ, которое поможет им проникнуть сквозь покров повседневности к сверхвременной идеальной сущности мира.

В русской литературе к символистам принадлежали Д. Мережковский и его жена 3. Гиппиус, В. Брюсов, К. Бальмонт, Ф. Сологуб, И. Анненский, В. Иванов, А. Белый, А. Блок. В их поэзии чувствуется напряженное переживание проблемы личности и истории в их таинственной связи с вечностью, с сущностью вселенского мирового процесса. В стихотворении “Черный силуэт” И. Анненский говорит:

Хочу ль понять, тоскою пожираем, Тот мир, тот миг с его миражным раем…

Для символистов внутренний мир личности становится показателем трагического состояния мира, вместилищем пророческих предощущений близкого обновления через обязательное умирание.

Существенная особенность творчества всех символистов – неприятие собственнических форм общества, обездушивающих человека, скорбь и тоска по духовной свободе.

И у них же – доверие вековым культурным ценностям как единящему началу. Например, у К. Бальмонта – сонеты “Микель Анджело”, “Леонардо да Винчи”, “Марло”, “Шекспир”, “Кальдерон”, “Эдгар По”, “Лермонтов” в книге “Сонеты солнца, меда и луны”.

Самыми заметными среди русских поэтов-акмеистов были Н. Гумилев, М. Кузмин, С. Городецкий, А. Ахматова, О. Мандельштам. Мистическому устремлению символистов к непознаваемому они противопоставили “стихию естества”. Акмеисты проповедовали конкретно-чувственное восприятие “вещного мира”, возврат слову изначального смысла.

Самоценность не связанного с реальностью слова-образа, фатальную неизбежность антагонизма искусства и государства проповедовали имажинисты – направление, возникшее в первые годы после Октябрьской революции. В него входили Р. Ивнев, А. Мариенгоф, В. Шершеневич и С. Есенин, который занимал в группе особую позицию, утверждая необходимость связи поэзии с естественной образностью русского языка и стихией народного творчества.

Не менее известным и широким было в русской литературе “серебряного века” движение футуризма. Его общей основой, по выражению Маяковского, было ощущение “неизбежности крушения старья”, стремление через искусство предвосхитить и осознать грядущий “всемирный переворот” и рождение “нового человечества”. С точки зрения футуристов, художественное творчество должно было стать не подражанием, а продолжением природы, через творческую волю человека создающей “новый мир, сегодняшний, железный” . Отсюда – разрушение футуристами условной системы литературных жанров и стилей, попытки на основе живого языка создать тонический стих, фонетическую рифму, неограниченное словотворчество и словоновшество – вплоть до изобретения индивидуальных диалектов, как у В. Хлебникова:

О, рассмейтесь, смехачи! О, засмейтесь, смехачи! Что смеются смехами, что смеянствуют смеяльно, О, засмейтесь усмеяльно!

По-разному сложились дальнейшие судьбы русских поэтов “серебряного века”. Символисты увидели в русской революции начало свершений своих эсхатологических предчувствий. Однако неприятие социального переворота привело Д. Мережковского и 3. Гиппиус к эмиграции. Осознание тех же событий как реализации мечты о смене форм культуры и быта сделали А. Блока, В. Брюсова и А. Белого сторонниками Октябрьской революции. История футуризма закончилась еще до революции, хотя и после Октября существовали литературные группы, которые восходили к тому же движению.

Большевистская революция внесла последний штрих в пестрое полотно русского “серебряного века”. Но идеи и сам период “серебряного века” не пропали даром. И хотя “барка жизни стала”, “песочные часы перевернулись”, а звезды в ночном небе сдвинулись с извечных мест и тускло замерцали, они то и дело воскресали в русском поэтическом слове, подавая надежду на скорое духовное возрождение.

Судьбы поэзии “Серебряного века”