ХАРМС (Ювачев) Даниил Иванович

ХАРМС (Ювачев) Даниил Иванович (1905-1942) – русский поэт, прозаик. Будущий писатель родился в Петербурге, в необыкновенной семье. Его отец, Иван Павлович Ювачев, сын полотера, натиравшего паркет в Аничковом дворце, стал народовольцем1. В 1883 г. он был арестован и заточен в Шлиссельбургскую крепость, а потом отправлен на Сахалин. А. П. Чехов, посетивший остров, познакомился там с бывшим народовольцем и в своем очерке “Остров Сахалин” назвал его “замечательно трудолюбивым и добрым человеком”. 2 года в ножных кандалах выполнял он тяжелую физическую работу. В конце XIX в. Ювачев возвратился в Петербург и уже в 1903 г. за свои научные труды был избран членом-корреспондентом Главной физической обсерватории Академии наук.

Мать. Надежда Ивановна Колюбакина, по образованию педагог, занималась воспитанием людей, прошедших тюрьму. Она была начальницей “убежища для женщин”, где бывшие заключенные получали начальное образование и трудовую профессию.

У маленького Дани (так звали в семье будущего писателя) было много талантов: он хорошо рисовал, имел абсолютный слух, любил выдумывать необыкновенные истории.

Рассудительный отец решил отдать сына в самую дисциплинированную школу в Петербурге – Петришуле, или Петер-шуле, – немецкое училище святого Петра при лютеранской церкви на Невском проспекте. Благодаря этой школе и домашним учителям, Даня неплохо владел немецким и английским языками.

После школы он учился в электротехническом техникуме, однако с 1925 г. стал выступать на эстраде как художественный чтец: он читал и свои стихи, которые начал писать еше в школе, и чужие. К тому же он немного пел, играл на фисгармонии и валторне, показывал фокусы и классно отбивал чечетку.

В это время Ювачев выбрал себе псевдоним, который он много раз менял, словно играл в какую-то игру: Хармс – Хормс – Ххармс – Дандан – Шардам и т. д.; их было около тридцати, но самый популярный – Даниил Хармс.

Он создал себе оригинальный облик: курил небольшую гнутую трубочку, носил брюки гольф и автомобильную кепку. У него с детства была страсть к выдумкам, мистификациям. Художник Б. Семенов вспоминал, что Хармс носил с собой “монокль” – шар в виде вытаращенного глаза; когда беседа ему надоедала, он незаметным движением вставлял искусственный глаз и наслаждался произведенным эффектом.

В 1926 г. Хармс вступил в Союз поэтов, и в этом же году в альманахе “Собрание стихотворений”, который был подготовлен Союзом, появилось первое стихотворение поэта.

В конце 1927 г. организовалась новая творческая группа под названием Объединение реального искусства (ОБЭРИУ); в нее вошли молодые поэты Д. Хармс, А. Введенский, Н. Заболоцкий, Н. Олейников и др. Обэриуты выступали с литературнотеатральными концертами и писали стихи. Особое место занимали стихи для детей: они будили детское воображение, прогоняя унылую серьезность.

В 1928 г. Хармс – сотрудник нового детского журнала “Еж”, который выбрал следующее направление: “не сюсюкать с ребенком, не поучать, а говорить с ним весело и живо, развивать бодрое, оптимистическое понимание мира, будить активность, находчивость, воображение”. Хармса это устраивало: он взялся за работу сначала в журнале “Еж”, а потом и в журнале “Чиж”.

Он написал для детей стихи “Иван Иваныч Самовар”, “Иван Топорышкин”, “Игра”, “Веселые чижи”, “Врун”, “Из дома вышел человек”, “Удивительная кошка”, “Что это было”, рассказы “Во-первых и во-вторых”, “Сказка” и др. Хармс сделал вольный перевод с немецкого стихотворения Вильгельма Буша “Плих и Плюх”.

Стихи Хармса любят до сих пор, по некоторым из них сделаны театральные постановки и веселые мультфильмы, например “Веселый старичок”:

Жил на свете старичок

Маленького роста,

И смеялся старичок

Чрезвычайно просто:

“Ха-ха-ха

Да хе-хе-хе,

Хи-хи-хи

Да бух-бух!

Бу-бу-бу

Да бе-бе-бе,

Динь-динь-динь

Да трюх-трюх!”

Поэт создавал считалки, дразнилки, потешки, скороговорки, однако зарабатывал мало. Ради денег отказаться от “творчества и чудачества” он не мог. “Жизнь, как подарок, должна быть бескорыстной”, – говорил он.

В 1928-1931 гг. вышло свыше 10 книг для детей. В 30-е годы “яростный гнев” критиков обрушился на творчество Хармса и его друзей, как на “поэзию классового врага”. В 1931 г. по ложному доносу была арестована группа сотрудников “Ежа”. Хармс находился среди них; его выслали в Курск, в 1932 г. он вернулся в Ленинград, однако печатать его перестали. “Нам нечего есть, мы страшно голодаем”, – записал Хармс в середине 1937 г.

В 1938 г. журнал “Чиж” снова стал выходить, но Хармса не покидало ощущение надвигающейся беды. Началась война, и первые бомбы, сброшенные на Ленинград, попали в соседний дом – взрывная волна разрушила квартиру Хармса. Но его там уже не было: его арестовали раньше – в августе 1941 г., и всех арестованных срочно вывезли из Ленинграда, отложив все разбирательства на потом. В феврале 1942 г. писатель умер в больнице новосибирской тюрьмы.

Александр Галич посвятил памяти “замечательного человека, Даниила Ивановича Ювачева, придумавшего себе странный псевдоним – Даниил Хармс, писавшего прекрасные стихи и прозу…” свою знаменитую “Легенду о табаке”; она начинается пророческими стихами Хармса:

Из дома вышел человек

С веревкой и мешком…

ХАРМС (Ювачев) Даниил Иванович